Музыка

«Будь крепок сердцем, чтоб не билось в страхе», — вот что сегодня хочется крикнуть в адрес
многих и многих представителей неакадемической музыки. Страх парализует творческую волю.
Страх не быть услышанным, не попасть в радиоротации, лишиться поддержки медиа, лишиться
концертов и, как следствие, заработка. То есть, рынок диктует свои условия. Хочешь быть
востребованным, популярным — встраивайся в существующую систему отношений
«артист-медиа-зритель». Все разобщены. Каждый действует на свой страх и риск. Особенно трудно
приходится начинающим, и вдвойне трудно тем, кто открыто заявляет в своем творчестве о своей
любви к Родине, о своей патриотической ориентации и верности Православной традиции. Отсюда и
страх. Страх остаться в одиночестве, стать изгоем. ТВ-каналы, радио-холдинги, пресса в массе
своей ориентированы на либеральную систему ценностей и, как следствие, поддерживают и
пропагандируют музыкантов, двигающихся в фарватере этой системы.

Существующие национальные музыкальные премии и конкурсы нерепрезентативны и ангажированы. Кучка топовых музыкальных персон на протяжении долгих лет ревностно оберегает свои позиции и жестко блокирует попадание в свою среду инакомыслящих от искусства.

Русский Художественный союз должен помогать тем музыкантам, кто сейчас брошен на произвол
судьбы, кто не согласен с существующей системой либеральных ценностей в искусстве, кто
понимает и свято верит в то, что музыка — это призвание, а не только бизнес, и что высшая
ценность искусства — это духовность и прорыв в Вечность.

Нам нужно создать действенный институт признания — настоящую Русскую Национальную премию в области музыки, которая будет объективно отражать вклад конкретного творца в музыкальную
культуру нашей страны.

Нужно организовать ежегодный Национальный музыкальный фестиваль неакадемической музыки,
который будет поддерживать, в первую очередь, молодых начинающих музыкантов разных
музыкальных направлений, но сходных мировоззренческих позиций.

Необходимо во всех средствах массовой информации, имеющих хоть какое-то отношение к
современной музыке, создавать устойчивое лобби наших союзников и соратников. Нужно всячески
поддерживать родственные нам региональные фестивали и другие формы активности по всей России и за рубежом, находить соратников в нашей стране и во всех уголках мира, как среди
соотечественников, так и среди сочувствующих музыкантов других стран.

Нужно, отбросив всяческую ложную скромность, добиваться государственных грантов на
осуществление наших планов и проектов. Поддержка государства — важное условие успешной работы музыкального направления нашего Союза.

Что же касается академической музыки, то оказывается, чем возвышеннее жанр, тем сложнее
жить. Академическая музыка — это очень ресурсоемкая область, сравнимая с теоретическими
исследованиями в высокотехнологичных отраслях — астронавтике, медицине, энергетике. Но вот
парадокс: какой-либо административно-финансовой структуры, опекающей эту во всех смыслах
стратегическую сферу искусства, в России нет.

Не стоит заново открывать велосипед: в мире существуют три источника поощрения
композиторского творчества: издательство, фестивали и фонды — частные или государственные.
Все они заказывают композитору произведение, оплачивают его, продвигают, а издательство еще и
отслеживает его исполнение по всему миру и защищает авторские права композитора. Все эти
институции процветают за рубежом. Но о какой культурной политике, о какой национальной музыке
может идти речь, если большинство академических композиторов, исключая безусловных звезд,
финансируются из-за границы?

Академические композиторы проигрывают и авторам-песенникам, и рокерам, и художникам,
творчество которых окупается и находит благодарную аудиторию в клубах и галереях. В советское
время работала государственная закупочная комиссия, которой можно было недорого продать
партитуру без надежды ее когда-либо исполнить. Единственным клиентом академического
композитора всегда был кинематограф, но и он сегодня — вассал Голливуда. Конечно же, не дело
РХС — создавать такие структуры. Но, формулируя и продвигая национальную идею в искусстве,
Союз может думать об их создании и ходатайствовать в соответствующих государственных
инстанциях, ибо без материальной почвы ни о какой русской музыке не может быть и речи.